Блог

Просто человек

Новая книга

15 августа 2016

17 сентября на “Новой книге” председатель Творческого Объединения “Наследие” Дмитрий Наумов представит книгу Зиновия Биртмана. Публикуем предисловие к ней, написанное Константином Мильчиным и послесловие Михаила Фаустова.

***
Имя Зиновия Биртмана долгое время находилось в тени. И лишь недавно активисты Творческого Объединения “Наследие” начали сложный, трудоемкий и, подчас, по известным причинам опасный процесс восстановления стихов, песен и рассказов этого поистине Великого Представителя отечественной культуры. Песни Зиновия Биртмана уже начали свой тернистый путь из небытия. Их исполняют на концертах, они звучат на радио.


Имя Зиновия Биртмана навсегда вписано платиновыми буквами в золотую книгу отечественной авторской песни. Вместе с Булатом Окуджавой, Владимиром Высоцким, Александром Галичем, Аркадием Северным и Николаем Алексеевым он был кумиром нескольких поколений советских поклонников музыки.

В своих стихах, позднее положенных на оригинальную музыку собственного сочинения он предсказывал стилистические приемы, научные открытия, модные тренды и техники фотографирования. Задолго до изобретения интернета он предсказал популярность социальных сетей и их роль в жизни среднестатистического россиянина в середине 2000-х годов.

Будучи всесоюзно признанной звездой, он никогда не забывал про свойродной город, красавицу Тюмень. Этой любви он оставался верен до последнего вздоха, ей он посвятил лучшие строки своего пламенного творчества. Зиновий Биртман трагически погиб в 1981 году, но это не мешает тинейджерам и клеркам, трудящимся и служащим, атеистам и верующим, заполнять стадионы на его посмертных концертах.

Константин Мильчин


Читатель, ты держишь в руках впервые вышедшие на бумаге строки, принадлежащие перу Гения русской литературы, подлинного, а не мнимого Героя отечественной музыки и эстрады, драматурга, писателя, переводчика, альтруиста и путешественника —Зиновия Аркадьевича Биртмана.

История жизни и смерти этого без сомнения Великого Человека, на долгие годы усилиями разного рода реакционеров и функционеров погрузившегося в забвение, история любви и предательства, песен и дружеских посиделок, задушевных бесед и неприкрытой вражды — эта история ещё ждёт своего биографа, исследователя, изыскателя. Для нас, молодых, для тех, кому не повезло быть современниками Биртмана, важно другое. Понять его Правду, глубину мысли, пронзительную струну души — вот цель любого честного человека, взявшего в руки гитару, перо или шанцевый инструмент.

Проехав полстраны, я везде пытался найти следы пребывания Поэта в городах и весях нашей бескрайней Родины. Побывал я и в Тюмени, городе, где Зиновий появился на свет — в далекие, страшные, окутанные пеленой репрессий и произвола тридцатые годы прошлого века.

Архивы Тюменской областной научной библиотеки имени Дмитрия Менделеева подарили мне несколько десятков часов наслаждений, связанных с изучением подробностей биографии самого Зиновия Аркадьевича, его предков и
родственников.


Начну, как водится, издалека. В 1729 году генерал-аншеф Абрам Петрович Ганнибал был лишён всех привилегий и сослан в Томск, где находился под арестом. Но уже в начале 1730 года бывший арап Петра Великого был назначен в Тобольск, где некоторое время руководил гарнизоном. Проезжая через заново отстроенную после пожара Тюмень, он ненадолго остановился в доме Высоцких.

Вдова Елизара Высоцкого, Агриппина, приютила генерала у себя во дворе. Муж, управляющий одного из Демидовских заводов, недавно скончавшийся от грудной жабы, оставил безутешной супруге сынишку Костю и небольшую пенсию, которую ей регулярно выплачивали. Эти деньги позволяли жить, но беспросветную тоску и одиночество унять было нечем.

Абрам Петрович находился в гостях у Агриппины Матвеевны около недели. Пытливый трёхлетка, Константин Елизарович, подружился с необычным гостем. А хозяйка подолгу засиживалась с Ганнибалом за разговорами да за чаем.

Замечу, что через 30 с лишним лет Константин Высоцкий основал первую в Тюмени типографию. Символично, что в 1972 году Тюменская типография рассыпала уже набранный тираж книги Зиновия Биртмана “Московский разлив” по личному распоряжению всесильного секретаря Тюменского обкома Б.Е.Щербины.


В положенный срок у вдовы Высоцкой родилась дочь. Все отмечали ее чёрные, как смоль воллосы, смуглую кожу и глубокие карие глаза. Маленькой Настасье пришлось туго. Но помогал брат, да и парни со временем стали заглядываться на чернобровую красотку. В 1749 году Настасья Высоцкая вышла замуж за военного медика Шумского. А через год в семье Шумских появилась девочка. Назвали её Екатериной в честь супруги царя Петра III, ставшей в скором времени русской императрицей. Но тюменская Катя нисколько не походила на свою тёзку германских кровей. Девочка родилась в маму —чёрные кудри, карие глаза, смуглая кожа. Ни она, ни её мать, ни её родившаяся через 20 лет дочь так и не узнали, откуда у них в роду взялась эта африканская кровь. Но самое странное, что у “чёрненьких” тюменских женщин вплоть до 1837 года рождались только дочери. Поэтому эту генеалогическую линию пришлось восстанавливать особенно кропотливо.

В 1837 году на Чёрной речке был убит официальный потомок Абрама Ганнибала — великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин. А в Тюмень с научной миссией прибыл специальным поручением назначенный учёный человек из Англии — Джозеф Бёрдмэн. Было ему в то время всего 27 лет, Джозеф только что окончил Оксфорд и по Указу Её Величества отправился изучать нефтеносные территории Сибири. Здесь, на улицах Тюмени, он и познакомился с красавицей Ольгой Беклемашевой, праправнучкой той самой Настасьи Высоцкой, длинноногой, чернобровой, шумной и заводной девушкой.


Храм Михаила Архангела находится в Тюмени на улице Ленина. Там молодой англичанин и тюменская девица и обвенчались. Брак их был счастливым и вскоре у молодых родился ребёнок. Вопреки ожиданиям, это был мальчик. Кудрявый и черноглазый. Запись в приходской книге была, однако, сделана с ошибкой. Фамилию “Бёрдман” дьячок написал неверно и сын Джозефа и Ольги по бумагам оказался Александром Биртманом.

Общие предки Пушкина и Биртмана — не единственная сенсация, обнаруженная мной в Тюменской библиотеке. Например, в книге Людмилы Харитоновны Гребенщиковой “Мой сын БГ” упоминается её отец, родившийся и выросший в Тюмени. Удалось установить, что дед будущего лидера “Аквариума”, Харитон Губкин, был троюродным братом Аркадия Биртмана. В начале XX века молодые люди были дружны, часто играли в лапту и катались на санях. Записи об этом обнаружены в дневниках Аркадия Андреевича Биртмана, сохранившихся в коллекции Владимира Иосифовича Ж, и переданных на хранение руководителю ТО “Наследие” Наумову Д.В. в прошлом году. Аркадий называет свогего дальнего родственника “Харя Губастый”, но как известно из творчества Зиновия Биртмана, это не выглядит ни оскорблением, ни издёвкой, скорее является выражением теплых чувств и искреннего участия.

Тема негра в творчестве Зиновия Биртмана неслучайна, семейные предания донесли до Поэта все сокровенные тайны о его великом предке. И когда в 1975 году Александр Митта приступил к съёмкам фильма “Сказ про то, как Царь Петр Арапа женил”, Владимир Высоцкий, пробовавшийся на роль, даже хотел отказаться от роли в пользу неизвестного широкой публике тюменского друга. Но
Митта наотрез отказался снимать Биртмана, сославшись на секретное распоряжение члена Политбюро Бориса Евдокимовича Щербины, всесильного и могущественного врага Зиновия Биртмана. Фотографии Зиновия Аркадьевича, сделанные в студии “Мосфильма”, где Поэт и Артист запечатлен в гриме арапа, были уничтожены.

Пригласите негра танцевать

Танцплощадка вновь полна огней
И танцуют люди беззаботно,
Как в далекой юности моей
Крутится пластинка Карла Готта.

И колонки в 240 ватт
О любви моей тебе расскажут,
Я хочу, чтоб каждый знал сейчас:
Сердце обязательно подскажет —

Пригласите негра танцевать,
И пускай мелодия оркестра
Нас закружит ритмами опять,
И не будет на танцполе места.

И девчонка та, что в стороне
Одиноко слезы утирала
Вдруг нежданно улыбнется мне,
Словно королева карнавала.

Окунувшись в омут её глаз,
Я смогу пройти еще полсвета,
Так порой случается — находит счастье нас
В этот вечер солнечного лета.

Пусть куда-то мчатся поезда,
Самолёты в небо улетают,
Главное, чтоб люди помнили всегда,
Что любви напрасной не бывает.

Танцплощадка закружила нас,
Дискошар, как новая планета!
И пускай танцует негр где-то возле нас —
Будем веселиться до рассвета.

Пригласите негра танцевать
И, отбросив ложные сомнения,
Всё, что невозможно было вслух сказать,
Выражайте с помощью движения.

***

Биртман и Высоцкий остались друзьями и пронесли свою дружбу до конца дней. Кстати, Владимир Высоцкий не имеет никакого отношения к семье заводчиков Высоцких из Тюмени, живших там в XVIII веке. Но это уже совсем дру-
гая история…

Михаил Фаустов